Камдоним с Пак ХеМин - модератором www.cafe.daum.net/jungdoohong

Корея и корейский постановщик боев Чжонъ ДуХонъ

День третий. Спасибо, что я с вами!

Утром мы с Су сделали зарядку, дружно сойдясь во мнении: демонстрировать свои умения Камдониму совсем не хочется. На этом, правда, наше с Су спортивное сходство заканчивалось.

Потом мы пошли гулять по Пхаджу. Начали с посещения щиктана, где Су взял нам разные супы:

- Мой из рыбьих потырохов. Тебе не понравится. Пахнет сильно.

- Дай попробовать!

Причитания иностранцев по поводу гадких потрохов я и сама читала. Но меня не проняло.

- Драконий суп, как драконий суп. Остро и вкусно.

Из щиктана мы направились на поиски экшн-школы. Су вначале хотел дождаться Камдонима:

- Пусыть он там насчет нас распорядится…

Но, посоветовавшись, решили пойти. Пока время есть.

На улице ветрено и холодно. Но солнце светит ярко, мы одеты тепло, и гулять приятно. Ну, мне по крайней мере.

- Деревня, - чуть насмешливо приговаривает Су, оглядывая небольшие домики и прикрытые полиэтиленом грядки.

Я фотографирую и жадно впитываю впечатления. От украшающих фасад домов камней и посаженных между ними молодых деревьев. От неглубокого снега. Он лежит «местами». Причем такими, которые мне не кажутся ни укромными, ни тенистыми. От запутавшегося в ветвях яркого воздушного змея. От сорок - их здесь так много, как у нас ворон или воробьев... Воробьев, кстати, я в Корее вообще не видела. А ворон - только на полях... А еще от собак. Маленьких светлых собак-сторожей в будках. Робких и голодных дворняжек на улице. Смешной кудлатой в комбинезончике с капюшоном...

Современные корейцы относятся к собакам очень тепло. Но, честное слово, лохматые все равно знают, что тут их иногда едят! Даже эта в комбинезончике, встретившая нас весело и приветливо, как-то сразу притихла, стоило только к ней наклониться...

Мы остановились возле светофора.

- Но ведь машин нет!

- Но это Корея. Зыдесь на красный не ходят, - возразил Су. Правда, следующую дорогу мы перешли на русский манер.

Затем мы увидели церковь, которая привлекла мое внимание еще в первый день из окна автомобиля. Большинство виденных мною корейских храмов по дизайну были чем-то вроде «молельных домов» - скромно построенные часовенки или просто помещение в многоэтажном доме. Эта же церковь напоминала пагоду, но была изящней и увенчивалась крестом. Мне было страшно интересно, кто построил такую красавицу, но спросить было не у кого.

Минут через десять отыскалась экшн-школа. И оказалась закрытой.

- Камдоним на съемках, каскадеры гуляют?

- Ну, та.

Поупражнявшись в остроумии, почти случайно вспоминаем: вообще-то сегодня суббота…

На встречу с ХеМин ехать еще рано, так что мы бредем дальше и вскоре натыкаемся на небольшой музей.

- Зайдем?

- Конечно!

Первый этаж был посвящен «Корее 60-70-х годов».

- Время детства Камдонима! Как раз то, что надо!

На втором - «Древняя Корея».

Самое яркое впечатление от первого этажа: сочетание вещей ничем не отличающихся от советских (бритвенный станок, пластмассовые лошадки, радиоприемники) и исконно корейского: огромные бочки для кимчи, фигурки Будды, куклы в ярких национальных костюмах, полосатые туфли, формой напоминающие лодку, старинные одежды-ханбоки - короткие жакеты с бантом, длинные юбки, завязывающиеся под грудью... Восхитил меня и дневник какой-то школьницы - она вклеивала в тетрадь древесные листья и писала на них...

На втором этаже меня потрясли каменные фигуры предков, которые, по словам Су, должны были стоять в шкафу и беречь семью от бед и болезней. Сразу вспомнилась Туве Янссон: «Зачем тебе понадобилось выпускать предка из шкафа?»*. Рядом с предками находились две фигуры, напоминающие толстые колбаски с мордами.

- Это собаки предков? - предположила я.

- Не. Лошади.

Бог мой, это ж какие в древней Корее были лошади?!

 

И вот вновь бесконечная дорога на автобусе и уже почти привычное метро, где билет автоматам предъявляешь не только на входе, но и на выходе...

- Аннён-хасеё?

ХеМин? Мама дорогая! Девочка оказалась выше меня ростом! Совсем немного - в России я бы и не заметила. Я и сама роста самого что ни на есть среднего. Но в Корее это впечатляло!

У ХеМин интересное вытянутое лицо с упрямо выдающимся вперед подбородком. Мы несколько скомкано здороваемся и, конечно, заходим в ближайший щиктанъ. Наелись огненного супа и прочих вкусностей, вроде приправленных перцем огурцов, тонко нарезанного чеснока, кусочков омлета... И, конечно, тофу, соевого сыра, с которым Рю СынъВан сравнивал Камдонима. Тофу (по-корейски «тубу») действительно похож на сыр, вроде адыгейского, только еще более пресный. Когда я в Москве пробовала тофу без добавок, мне совсем не нравилось. Но здесь, на фоне всего остального и тофу и не менее пресный рис, оказались более чем кстати.

ХеМин рассказывает, как помогал ей Камдоним, когда она теряла работу, как много ей дает общение с ним.

- Он и его команда – люди, которые дарят другим счастье!

- Камдоним сильный и жесткий. И одновременно очень ранимый. Я бы хотела, чтобы те, кто не любит его игру, оставили его в покое. Я вижу, как он переживает из-за их слов.

Интервью прерывает звонок.

- Камдоним вернулся. Сейчас едем в Пхаджу. И ХеМин с нами.

Пока я убираю микрофон, ХеМин договаривает:

- Еще, Кхысеня, я хочу поблагодарить тебя. Я знакома с Камдонимом пять лет, но из-за тебя узнала о нем намного больше! И еще... Камдоним всегда радуется, когда вспоминает о русской поклоннице. Спасибо, что ты с нами!

 

В Гонконге Камдоним простыл. Поужинав, он просит найти в холодильнике мед с женьшенем и развести ему в горячей воде. Вспомнив, как меня лечил отец, предлагаю добавить в стакан еще и водку.

- Он сыказал, что тогда сразу умрет, - перевел Су.

- То есть виски в ресторане это нормально, а разведенную водку с медом, в качестве лекарства, это он умрет? - возмущаюсь я.

- Ну, та, - хихикнув, соглашается Су.

На Камдониме вязаная шапка. Видимо, в Корее при гриппе принято одевать ее, а не носки и шарф.

Принеся больному «чай», Су заговорил о дальнейших планах. Пару раз я ловлю на себе очень изумленный взгляд.

- Камдоним разрешил тебе осытаться у него, когда я уеду, - объявил Су.

- Камсахамнида, - смущенно благодарю я, гадая, что же там Су нарассказал.

 

Су ведет ХеМин в нашу с ней комнату, они садятся к компьютеру и начинают смотреть интернет страницу Су. Я ее давно вдоль и поперек излазила, так что теперь с чистой совестью возвращаюсь в гостиную и сажусь на горячий пол подле дивана.

- Чха?

- Е!

Приготовив чай, вновь хочу устроиться на полу, но Камдоним поджал ноги и жестом указал на диван. Потом медленно, почти по слогам:

- Иди, играй с друзьями.

- Не хочу.

Камдоним говорит что-то еще, выразительным жестом показывая на сердце. Переживаете?

- Мне хорошо.

Еще одна тирада. Ну не знаю, не знаю я ваш корейский!

- Су! Су! Подойди, пожалуйста!

- Он говорит, чтобы ты шла к нам. Тут сыкучно. У него сердце болит за тебя.

- Если я не мешаю, я хочу остаться. И... Если нужно будет еще чаю или чего-нибудь - пусть скажет, ладно? Я постараюсь понять.

- Он говорит, ты должна смелее разыговаривать.

Камдониму откровенно плохо. Даже с моего конца дивана чувствуется жар. А по тому, как он то спускает ноги на пол, то поджимает их под себя, видно, как они у него болят. А я сижу и не даю их нормально вытянуть, между прочим. Хотя мне на полу вполне уютно, да и стульев в доме полно...

В телевизоре - комедийное шоу. Су такие крутил постоянно. Охотно верю, они этого вполне заслуживают, но без языка не оценишь. Камдоним, видимо, догадался, стал переключать программы… И остановился на футболе. Ну, если вы хотели, чтобы было интересно мне, можно просто поставить любой ваш фильм... А за футболистов я болела только один раз - этим летом, когда корейская сборная играла в чемпионате мира. Сейчас играют европейские команды. Я даже не могу отгадать, какие именно. Тем паче, что в обоих большинство игроков - негры. Но я ведь и не к телевизору пришла. Не знаю, как оно тут в Корее, но у нас, когда люди болеют, их не принято бросать одних. Да и вообще я приехала посмотреть на Камдонима...

В упор, правда, смотреть неудобно - приходится глядеть в экран.

Задумавшись, я почти автоматически отвечаю на вопрос:

- Интересно?

- Нет.

Растерявшись от собственной честности, я не нашлась, как продолжить.

Какое-то время сидим молча. Потом Камдоним переключает программу. Я виновато на него кошусь - это я вас развлекать пришла, да.

Мы посмотрели «Мумию», кусок какого-то фильма про вампиров, а потом Камдоним наткнулся на передачу про ребят-экстрималов... Что они там только не вытворяли! И бросали друг друга с крыши в мусорном баке, и поджигали в кроватях, и ложились на муравейник... Жуть! Краем глаза смотрю на Камдонима - что он себе думает? Подошла ХеМин и, кажется, тоже спросила:

- Учитесь?

Потом, правда, Су меня успокоил: Камдониму такой экстрим глубоко непонятен.

День четвертый. Старина «хан».



«Волшебная Зима» Туве Янссон